Говорят, они начнутся прямо с грядущего понедельника.

Все новости
За что Саргсян врезал Антоняну или куда завело одного армянина отсутствие в российском Уголовно-процессуальном кодексе понятия истины
23.01.2018
Постоянные читатели «В окияне-море» наверняка помнят длинную серию наших публикаций с расследованием попытки промышленного гиганта – Норильского никеля – уничтожить небольшой бизнес рядового судовладельца из легендарного порта Севморпути – Дудинки. В отношении владельца трёх пароходов даже возбудили незаконное уголовное дело. Районный суд дважды выносил обвинительный приговор, который отменяли апелляционные инстанции. Закончилось всё тем, что в третий раз рассматривать дело поручили молодому судье: больше по уголовной части в суде на тот момент никого не нашлось. Когда он (в порядке личной инициативы) прочитал всё, что «В окияне-море» написал по этой теме, то ужаснулся. Любой судья понимает: кроме добровольных читателей у нас есть такие, которым по долгу службы положено всё читать. Если вынести «левый» приговор, то «В окияне-море» расскажет и об этом. Называя вещи своими именами. И разошлёт письма в компетентные инстанции. В какой-то момент жизни серое пятно на чистой чёрной мантии молодого судьи может ему дорого обойтись. И он предпочёл пойти против Норникеля, одни только налоговые отчисления которого формируют около трети бюджета Красноярского края. Вынес честный приговор. Мы тогда не знали, что боремся не только с деньгами одной из крупнейших в мире компаний по производству драгоценных и цветных металлов, но и с новым российским УПК.

На проблему пропажи из УПК РФ понятия истины мы вышли естественным для нас путём – со стороны моря. Cреди подсудимых (которых делу № 1-8/2017 проходит аж восемь человек) есть и сахалинские портовики, и раскованные столичные джентльмены, которые то ли торговали акциями одного из крупных портов Сахалина, то ли занимались провокациями, используя информацию об этих акциях, – до прояснения всех деталей Московский гарнизонный военный суд пока не добрался.

«В окияне-море» выпустил в свет первые две публикации о процессе по делу № 1-8/2017: «Весьма удивительное преступление» от 10.12.2017 и «Ha уголовном процессе по весьма удивительному преступлению – сенсация» от 17.01.2018. После чего на нас со всех сторон посыпалась весьма интересная информация.

Настоятельно рекомендуем вам, уважаемые читатели «В окияне-море» прочитать то, что написано ниже. Потому что подобное может случиться с любым из вас. И нас.

Вот вы думаете, что вас не за что сажать в тюрьму? Может, и так! Но это, оказывается, не важно. Вас, всё равно, посадят, если захотят. И заставят доказывать, что вы – не верблюд. Новый российский уголовно-процессуальный кодекс это позволяет.

И хорошо, если ваши старания когда-нибудь увенчаются успехом. Да только шансов на это не много. Один из героев вышеназванных публикаций, подсудимый Заречнев, кавалер ордена «За личное мужество», который потерял при выполнении служебного задания жизненно важный орган – селезёнку, не получает необходимой медицинской помощи в следственном изоляторе, но, всё равно, сидит вот уже четвёртый год, и доказывает, доказывает… Это мы всё – о деле № 1-8/2017 в Московском гарнизонном военном суде. Но здесь, хотя бы¸ судья ведёт себя адекватно, в соответствии с законом.

А подсудимый Саргсян, торговец фруктами с оптово-розничного продовольственного рынка Фуд Сити на юге Москвы, два инфаркта, гипертензия 3-ей степени с нарушением кровообращения, сидит на два года меньше Заречнева. Однако его дело № 9596, Чертановский районный суд, – на выходе. Ему грозит 14 лет тюрьмы. И тут на судью надежды – никакой.

Вот за что Саргсян побил Антоняна

На Фуд Сити азербайджанцев много, а армян мало. И про драку Саргсяна с Антоняном все армяне знают, её просто видели. 

Антонян - качок, он моложе и крепче Саргсяна. Но у Саргсяна есть «коронка» – нокаутирующий удар головой в челюсть противника. После этого, пользуясь терминологией боёв без правил, Саргсян переходит на добивание. 

Антонян никак такого поворота событий не ожидал. Полагал, видимо, что между торговлей фруктами и торговлей наркотиками разница только та, что от наркотиков прибыль гораздо выше. Поэтому и явился к Саргсяну с конкретным предложением – заняться сбытом гашиша. 

На пришедшего в себя после удара соотечественника Саргсян кричал и требовал, чтобы тот убирался отсюда и, вообще, из Москвы вон,  иначе обещал сдать его милиции.   

Лучше бы он не болтал что попало, а ограничился простым мордобитием. Потому что Антоняна вскоре арестовали. Два молдаванина, фамилии Виколаш и Макарь, вместе с Антоняном забирали очередную партию гашиша стоимостью несколько десятков тысяч евро в гараже на гаражной стоянке на южной окраине Москвы. Их взяли с поличным. Это произошло 18 июля 2015 года.

Осудили их быстро, не прошло и полгода. Виколаш и Макарь получили по 14 лет 10 месяцев, Антонян – 7 лет и 2 месяца. Потому что заключил сделку со следствием.

Королевство кривых зеркал

Дела № 1-8/2017 и № 9596 совершенно разные. Заречнев сидит в изоляторе по обвинению в вымогательстве и покушении на мошенничество, Саргсян – по обвинению в организации сбыта наркотиков. Они из разных социальных слоёв. Один – бывший сотрудник ФСБ, совершивший служебный подвиг, другой – обыкновенный рыночный торговец.

Но, с другой стороны, это дела абсолютно одинаковые. И в том, и в другом случае уголовное преследование построено на письменном заявлении одного-единственного человека. 

Заречнева обвинил в вымогательстве некто Михеев, который сам является подсудимым по тому же делу № 1-8/2017. На Саргсяна дал показания Антонян, который теперь уже отбывает наказание, а на момент, когда свидетельствовал против Саргсяна, был арестованным подследственным. 

В обоих случаях следствие не может предъявить суду никаких доказательств вины, кроме чьих-то слов. И в обоих случаях тяжело больных людей суд содержит в тюрьме.

Есть разница в продвинутости судебного процесса. В деле Заречнева стараниями прокурора обнаружена, предположительно, подделка подписи свидетеля. При допросе в судебном заседании он давал показания в пользу Заречнева, а в протоколе предварительного следствия – против. Леди-прокурор попросила пояснить противоречие, а свидетель ответил, что не помнит таких своих слов. 

Судья, квалифицированный юрист, автоматически спросил, подписывал ли свидетель протокол. Тот подтвердил, да, подписывал, но, раз такое дело, попросил разрешения взглянуть на него. Судья, естественно, разрешил. Свидетель увидел там подпись, лишь похожую на его собственную. И заявил, что так не расписывается. 

Теперь нужна почерковедческая экспертиза. В кулуарах свидетель сказал: подделка настолько грубая, что в результате экспертизы, если таковая будет назначена, он не сомневается.

В деле Саргсяна вопросов наработано уже гораздо больше. Его защитник, например, в одном из своих последних официальных обращений требует от следователя провести два конкретных следственных действия и по их результатам установить организаторов создания искусственных доказательств по обвинению Саргсяна Ашота Завеновича в совершении особо тяжкого преступления.

Наша версия

Защитник Саргсяна предоставил в наше распоряжение все свои многочисленные заявления и ходатайства по делу № 9596.

Мы старательно их изучили. И теперь, кажется, можем предложить вам, уважаемые читатели «В окияне-море», непротиворечивую версию длящегося преступления, которое наша самая гуманная правоохранительная система в мире, вооружённая нашим Уголовно-процессуальным кодексом, совершает против Ашота Саргсяна.

Делаем это, в том числе, для того, чтобы, в свою очередь, вооружить наших читателей. Дать вам, уважаемые, причину быть осторожными в повседневной жизни.  

Итак, 18 июля 2015 года в Москве, в одном из гаражей гаражного кооператива на улице Газопровод оперативники Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков взяли с поличным Антоняна, Виколоша и Макаря. Взяли не только их самих, но больше 24 килограммов гашиша и несколько десятков тысяч евро: бесплатно ведь товар никто не отдаёт. Назвать точную сумму не представляется возможным. Потому что эти деньги куда-то делись. Растворились в пространстве. Во всяком случае, среди вещественных доказательств их нет.

Дело против них троих, в итоге, попало в производство к следователю по особо важным делам Андрею Юдину.

Антонян, по утверждению армян, торгующих на Фуд Сити, всегда передвигался по Москве только на крутых иномарках. На момент ареста у него был Мерседес-Бенц Е-класса, правда, с маленьким, двухлитровым движком. В то время он стоил около миллиона рублей.

Помимо занятий по службе, Юдин делал свой маленький гешефт на взятках за заключение досудебных соглашений с обвиняемыми и, соответственно, уменьшение срока отсидки. Он предложил свои услуги и Антоняну. Тот согласился. Тогда следователь наложил на его машину арест – это было 15 октября 2015 года – и Мерседес-Бенц Е-200 пригнали к зданию районного МВД в городе Видное Московской области.

Покупателя на «мерс» Юдин нашёл за неделю – некоего гражданина Попко. 

Антонян сидел в изоляторе. Он написал простую доверенность на Попко и передал её Юдину. 21 октября 2015 заочная сделка с Попко – продажа автомобиля по доверенности – состоялась.

В результате, Юдин положил в карман миллион, Антонян получил не 14 лет, как Виколош и Макарь, а вдвое меньше. 

Правда, теперь Юдин – уже бывший следователь по особо важным делам. Он осуждён Савеловским районным судом города Москвы на срок 10 лет лишения свободы и ещё должен выплатить штраф 30 миллионов рублей – именно, за получение взяток при заключении досудебных соглашений.

К Саргсяну это всё не имело бы никакого отношения, если бы не порядки, заведённые в нашей самой гуманной правоохранительной системе в мире.Российская практика такова, что при заключении досудебного соглашения обвиняемый должен сдать кого-нибудь из коллег, так сказать. И ещё как-нибудь помочь следствию – например, в данном случае, раскрыть тайник с наркотиками.

За три месяца, с июля по октябрь 2015 года, брат Антоняна пару раз приходил к Саргсяну с вопросом: как же он, армянин, мог сдать армянина милиции? В первый раз Саргсян, вообще, не понял, о чём речь. Во второй раз он лежал в больнице с очередным сердечным приступом, ему было не до глупостей.

Антонян, не услышав внятных объяснений, окончательно убедился, что его сдал милиции Саргсян. Хотя, на самом деле, это было не так.

И после того, как состоялась продажа Мерседес-Бенц Е-200, в деле о сбыте 24 килограммов гашиша начались чудеса. «Коллегой», которого Антонян пожертвовал следствию, стал Саргсян. Его назвали организатором сбыта наркотиков и объявили в федеральный розыск. 

Сам Саргсян об этом ничего не знал. Со следствием после ареста Антоняна он общался всего один раз – как свидетель. 

Он тогда лежал в стационаре – в 71-й городской больнице. Сотрудники московского областного управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков взяли его под белы рученьки из клиники и, для начала, провели обыск у него на квартире. Ничего компрометирующего не обнаружили. 

Затем отвезли к следователю. Тот провёл допрос, получил свидетельские показания Саргсяна и отпустил с миром, извинившись. Саргсян, на всякий случай, оставил ему номер своего мобильного телефона, который не меняет уже много лет, и вернулся в стационар долечиваться.

А потом перебрался из Москвы в Крым и жил своей жизнью – ездил за границу, во Францию, возвращался обратно в Россию, занимался своим фруктовым бизнесом…

Однажды он собрался в Грузию. При пересечении границы со стороны Северной Осетии пограничники рассказали ему, что он – уголовный преступник, что его ищут и не могут найти. 

Не хотели бы мы оказаться на его месте. Саргсян же сердечник. Хорошо, что после такого сообщения этот человек жив остался.

Там же, на границе, его задержали и доставили в УВД Видное Московской области, а в Видном – арестовали и заключили под стражу. 

От следователя Граждановой Саргсян узнал, что в отношении него в качестве меры пресечения избиралась подписка о невыезде и надлежащем поведении. 

Между прочим, чтобы избрать такую меру пресечения, нужно было, чтобы Саргсян лично подписал соответствующий протокол.

И такой протокол в деле № 9596 имеется. Пустой. Без подписи Саргсяна. А он сам, как нарушитель режима подписки о невыезде, сидит в тюрьме. 

Давать оценку действиям Граждановой и других следователей, работавших по делу № 9596 – не функция «В окияне-море». У них есть штатное руководство, которое за это зарплату получает. 

Но спросить мы можем:

– Ребята, девчата, у вас хоть капля совести есть? Или глаза у вас оловянные, и всю жалость человеческого сердца вы тратите на себя?

Никто из этих охранителей права не сделал попытки связаться с Саргсяном и уведомить гражданина о возбуждении против него уголовного дела. Хотя номер мобильного телефона в деле № 9596 имеется, и Саргсян его не менял.

Любовь к Антоняну

Повторяем: вышесказанное – это наша версия, которая непротиворечиво объясняет факты, которые никакому другому объяснению не поддаются. Например: как Антонян, находясь в следственном изоляторе, смог продать по доверенности свой арестованный автомобиль?

Чудеса, между тем, продолжают множиться. Юдин отсутствует по понятным причинам, но дело его живёт. Такое впечатление, что все правоохранители, кто имеет отношение к делу Саргсяна, – и следователи, и Чертановский районный суд, и лично судья Наталья Шабашева (это она ведёт дело № 9596), – искренне, по-человечески, любят Антоняна. И верят ему больше, чем самим себе.

Вот некоторые эпизоды этой беззаветной и бескорыстной любви.

У Антоняна при аресте изъяли телефон, айфон. Дальнейшие логичные действия следствия – отработать телефонную записную книжку, получить информацию о разговорах Антоняна, установить связи, каналы получения и сбыта наркотиков и накрыть всю преступную сеть.

Однако Антонян сказал, что забыл пароль, которым закодировал свой телефон. Ему не только поверили, но тут же забыли, что в ФСБ существует техническая служба, для которой такая задачка, как роскодировка мобильного телефона, – тьфу, детский лепет. И антоняновский айфон до сих пор для следствия и судьи Натальи Шабашевой – терра инкогнита. Он есть, но его нет. 

Зато, точно, есть Саргсян. Антонян, ведь, сказал, что это Саргсян добывал наркотики. Ну, и всё. Следствию и судье Шабашевой этого, видимо, достаточно. Они теперь старательно, любовно, занимаются тем, чтобы обосновать 14 лет Саргсяну – в то время, как сообщники Антоняна находятся на свободе и продолжают заниматься наркоторговлей.

Ещё Антонян сказал, что перед его арестом 18 июля 2015 года, то есть, где-то в мае-июне, Саргсян устроил тайник, закладку гашиша – причём, в самом людном месте, где гуляют местные жители, под пирсом Большого Крылатского пруда по адресу: Москва, улица Крылатская, дом 10, строение 3.

Вообще говоря, такие тайники – не камера хранения. Одни преступники прячут наркотик в условленном месте, чтобы через несколько часов, в крайнем случае, – завтра, другие преступники его забрали.

Ну, и ничего страшного! Антонян же сказал… И 18 марта 2016 года следователь Журавлёв, взяв с собой в качестве понятых двух своих школьных друзей (это он сам сообщил), отправляется в Крылатское и изымает гашиш из тайника. При этом ни фотографии, ни видеозаписи совершённых следственных действий он суду не предоставляет. Потому что электронный носитель, на котором у него всё это было записано, оказался не исправен!

Точно так же неисправным сделался носитель, на котором было зафиксировано задержание Антоняна, Виколоша и Макаря в гараже при передаче 24 килограммов гашиша. И теперь не ясно – был там организатор преступной группы Саргсян или его там не было.

Макарь говорит, что не знает никакого Саргсяна, и что никакого Саргсяна в гараже не было. Виколаш подтверждает, что Саргсян к их деятельности никакого отношения не имел.  

Зато следователь Журавлёв заявляет, что организатор преступной группы Саргсян в гараже был. Носитель видеозаписи у Журавлёва опять оказался не исправен. А CD-диск с записью с вэб-камеры наружного наблюдения, который председатель гаражного кооператива передал следствию, кто-то сломал. И его, сломанным, за ненадобностью вернули председателю. Факт получения этого диска следствием, вообще, не был никак задокументирован.

История с гашишем из «саргсяновского тайника» завершилась, примерно, так же.

Специалист Кушнирук, допрошенная в судебном заседании, пояснила судье Шабашевой, что органическое вещество, гашиш, пролежав в тайнике почти 10 месяцев, не мог сохраниться нетронутым. Наоборот, он обязательно покрылся бы грибком.

Услыхав такое, защита ходатайствовала, чтобы суд предъявил Саргсяну изъятый наркотик для ознакомления, тем более, что однажды, при выполнении требований статьи 217 УПК РФ об ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, защите в этой части было противоправно отказано. Следствие тогда сослалось на организационные трудности.

Теперь судья Шабашева удовлетворила ходатайство защиты. Но воспользоваться неожиданной законопопослушностью судьи адвокатам Саргсяна не удалось. Оказалось, что вещественное доказательство уничтожено – при более, чем странных обстоятельствах.

Это следователь Гражданова так выполнила свои служебные обязанности, что вещественное доказательство по делу № 9596, гашиш из «тайника Саргсяна», очутилось в другом деле, к которому вещдок не имел никакого отношения, – в деле № 75007.

Затем Гражданова направила дело № 75007 с посторонним вещественным доказательством в суд.

Судебное заседание состоялось. На нём было принято ещё одно противоправное решение: уничтожить вещественное доказательство по делу № 9596. И оно было уничтожено без осмотра.

Таким образом, в деле № 9596 вещдок теперь отсутствует.

Соответственно, участники процесса лишились права осмотреть вещественное доказательство и возможности доказать, что оно был искусственно создано.  

Когда все эти запредельные странности прояснились, защита Саргсяна заявила ходатайство вызвать и допросить в судебном заседании следователя Гражданову. Возможно, что после допроса это должностное лицо пришлось бы арестовать в зале суда.

Однако вызывать и допрашивать Гражданову в судебном заседании судья Шабашева отказалась.

Зачем им истина?

УПК РФ, вступивший в силу в 2003 году, в отличие от УПК РСФСР и его аналога в царской России, не располагает таким термином, как истина. Вместо него есть вот что:

        Статья 17. Свобода оценки доказательств
1. Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Если предположить, будто всё, о чём мы рассказали, делается в строгом соответствии с законом, то есть, с Уголовно-процессуальным кодексом, то нам остаётся сделать и второе предположение. 

А именно: у должностных лиц Чертановского районного суда, из перечисленных в статье 17, в том числе, у судьи Натальи Шабашевой, каким-то образом (не важно – каким, закон это не регламентирует) сложилось внутреннее убеждение, что Саргсян – отпетый наркоторговец, по которому тюрьма плачет. И теперь эти должностные лица, руководствуясь законом и совестью, рисуют очевидно невиновному человеку обвинительный приговор.

А что?.. Имеют право! Попробуйте-ка их остановить!

Владимир Именинников,
портовый город Москва.

 





Комментарии:

Сергей
Все эти "яны" приложили массу усилий, чтобы на Фуд-Сити и в прочих подобных местах не было ни Ивановых, ни Сидоровых. Добились. Теперь воюют между собой. Ну, как говорится, за что боролись.... Печальна уверенность автора, что один "ян" не сдавал и никогда не сдал бы полиции другого "яна". Как будто это заслуга, а не преступление.


Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
В синее поле введите "2015" без кавычек.


Материалы рубрики
По крайней мере, в среде крымских журналистов набирает силу толерантность.
Получилась самая большая в мире модель круизного судна из блоков конструктора LEGO. Копия пассажирского лайнера World Dream была изготовлена по случаю принятия этого новостроя гонконгской круизной компанией Dream Cruises.
Вчера на заседании совета Торгово-промышленной палаты по конкурентоспособности и развитию промышленности РФ прозвучал доклад его председателя – бизнесмена и политика Константина Бабкина – «Доклад об изменении конкурентоспособности российской экономики в 2017 году». Смысл доклада – оценка условий ведения деятельности на территории РФ некоего условного промышленного предприятия, производящего невоенную несырьевую продукцию.
В севастопольском театре им. Лавренёва Черноморского флота Российской Федерации проходит выставка, приуроченная к 75-летию создания органа контрразведки – легендарного подразделения «Смерш». Вокруг него до сих пор немало мифов, многое из его истории по-прежнему находится под грифом «совершенно секретно», сообщает портал «Новый Севастополь».
Украинская аграрная компания «Нибулон» выходит на рынок морских перевозок. Зернотрейдер уже располагает речным барже-буксирным флотом. Теперь компания намерена построить собственный морской флот для обеспечения бесперебойных поставок зерновых своему основному заграничному партнёру – Египту.
121304 г.Москва, ул.Большая Бронная, д.23, стр.1. Телефон: + 7 (495) 972-30-40; факс: + 7 (495) 972-31-41; +7 926 378-28-38;e-mail: vs@publicsea.ru
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ИА № ФС77-41692 от 30 августа 2010 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).