Говорят, они начнутся прямо с грядущего понедельника.

Все новости
Некрепкий орешек
10.03.2019
В новостях «Вот такие бывают совпадения» от 06.03.2019 и «Наши поздравления милым дамам. И ещё: сразу после трёх дней женского праздника состоится драка настоящих мужчин на Комиссии Правительства по законопроектной деятельности» от 08.03.2019 мы рассказали о возможных подковёрных причинах обструкции Министра экономического развития Максима Орешкина на Правительственном часе в Госдуме. Но были ли для этого другие, объективные, основания?.. Может, Орешкин что-то сделал не так? Или, наоборот, чего-то не сделал?.. Мы уже говорили в предыдущих публикациях: перед Правительственным часом министры проходят собеседование во фракциях. И ни одна фракция не заявила, что Орешкин «не готов». Предлагаем читателям «В окияне-море» документальный отчёт нашего парламентского корреспондента с того, скандального, заседания нижней палаты российского парламента 6 марта 2019. Разговорные конструкции от депутатов, не вписывающиеся в нормы русского языка, мы не правили.

Правительственный час начался в 10 часов 20 минут 14 секунд. В 10.40.08 министр экономического развития закончил свой доклад и услышал первый вопрос.

Спикер Госдумы Володин, обращаясь к Орешкину, сказал:

– Вы продемонстрировали слайды и, знаете, как-то так рефреном у вас прошла тема, связанная с состоянием роста экономики. Вот если брать прошлый год — непростая ситуация, но экономика демонстрировала рост 2,3 процента, исходя из опять-таки тех материалов, которые вы нам здесь озвучили. В этом году вы прогнозируете рост — 1,3 процента. Вот можно будет, если не сейчас, то затем остановиться всё-таки на этом вопросе, потому что, думаю, что всем нашим коллегам сегодня хочется от вас услышать, что делает министерство для того, чтобы наша экономика развивалась? Вот не рассказ, в общем, соответственно, не анализ ситуации, а шаги. И второе. Учитывая, что у нас уже с вами март, хотелось бы услышать, какое количество средств в регионы направлены в рамках реализации национальных проектов и госпрограмм, по какому объёму состоялись конкурсы?

И, соответственно, когда начнётся реализация поручений президента, его Послания Федеральному Собранию? Вот, пожалуй, наверное, основополагающая тема, которая сегодня, практически, сто процентов всех депутатов объединила в этом зале. Можно на этот вопрос ответить?

 Орешкин ответил так:

– У нас только к 15 февраля были заключены соглашения по всем национальным проектам с доведением средств до региональных бюджетов, и сейчас работа ведётся на региональном уровне. И здесь мы специально выстроили работу таким образом, чтобы уже в феврале-марте первые деньги пошли конкретным предприятиям. И у нас это уже произошло, эти кредиты выданы, а компенсации банкам будут происходить уже после. Поэтому здесь по нашим проектам, с точки зрения того, когда, фактически, потратятся деньги, это вопрос второй, вопрос, когда они доходят до конкретных предприятий. Они уже сейчас дошли. То же самое у нас происходит по производительности труда. Здесь уже работа по новому, более широкому кругу предприятий, кругу регионов ведётся в начале года…  А если отвечать более подробно, что конкретно делается, я в своём выступлении говорил о конкретных шагах по улучшению общей инвестиционной картины…

 Но Володин попросил министра, всё-таки, уточнить: 

– Какой объём средств будет направлен на реализацию госпрограмм и национальных проектов в соответствии с Посланием Президента в этом году, сумма?

По словам Орешкина, сумма – несколько сот миллиардов рублей, которые направлены, конкретно, в этом году. Но там, что очень важно, есть средства федерального бюджета, есть региональные средства, есть средства частных инвесторов, поэтому объём получается в зависимости от того, какой охват источников.

Ответ Володина не устроил.  Он попросил главу Комитета ГД по бюджету Андрея Макарова, уточнить.

Макаров (ЕР) навскидку пояснил: 

– На самом деле, я немножко просто удивился услышанной цифре, потому что  у нас в настоящий момент по проектам только на эту трехлетку идет там то, что мы видим, 6,5 триллиона рублей…  Максим Станиславович совершенно справедливо говорит о том, что это будут еще и региональные средства, но только из федерального бюджета эта сумма превышает значительно 3 триллиона рублей.

 Но и этот ответ спикера не удовлетворил.

 Слово взяла Вера Ганзя (КПРФ): 

– Дело в том, что, когда проходило заседание трехсторонней комиссии, я выступила с предложением к Минфину, чтобы они озвучили все цифры в разрезе регионов и по конкретным национальным проектам, и нам было обещано, что в течение двух недель Правительство Российской Федерации нам эту информацию даст. К сожалению, две недели уже прошло, этой информации нет.

 И снова Володин обратился к Орешкину:

– Вот, Максим Станиславович, даже зал вам не может поддержку в этом вопросе оказать. Потому что конкретной окончательной цифры, как оказывается, нет. Но давайте послушаем человека, который поработал в четырёх правительствах.  Кулик Геннадий Васильевич. Может быть, Геннадий Васильевич знает?

Кулик (ЕР): 

– Я  вообще шокирован таким ответом министра. Скажем, если говорить о его объяснении, если перевести на крестьянский язык, означает, что этот год надо вычеркнуть. Мы не сможем начать так использовать и так реализовать программу, чтобы удвоить, утроить темпы роста, которые ставится задача как прорыв. Что касается причин, я понять не могу. Мы получили средства на развитие сельского хозяйства на следующий год, 2019-й, 303 миллиарда рублей. Они доведены, как и требуется, и как вы контролируете, доведены до регионов. Многие регионы проводят соответствующие мероприятия уже о том, как довели до районов, как наиболее эффективно использовать эти средства, для того чтобы нам восстановить то, что мы не добрали за прошлый год, и выйти на те показатели, которые заложены в связи с ростом поставок продукции на экспорт в 2 раза к 2024 году. Поэтому, честное слово, я не очень понимаю, почему нет у экономики конкретной программы, какая отрасль какой даст рост, какие средства туда уже доведены, отрасль это знает, и так далее, и так далее. В том числе эти 12 проектов национальных, они же, эти цифры обсуждались тогда, когда бюджет принимался. Уже было и тогда известно. Простите меня, я что-то не понимаю в этом деле. Думаю, что мы тут явно как-то не готовы к ответу чёткому по этому вопросу.

Орешкин попытался ответить, но снова безуспешно. Володин попросил Макарова озвучить цифры на 2019 год.

Макаров: 

– Итак, 2019 год, это только национальные проекты. Дополнительно, подчеркиваю, в бюджете мы с вами утвердили цифру - 1,7 триллиона рублей. По следующему, 2020 году, эта цифра 1,9 триллиона рублей. По 2021 году - это 2,1 триллиона рублей. Итого, на трехлетку, то, что мы с вами рассматривали бюджет, который нам вносило правительство и вносило эти предложения - 5 триллионов 693 миллиарда 155 миллионов 430 тысяч рублей. Вот это то, что на сегодняшний день определено законом о бюджете. Я могу, естественно, назвать каждую цифру по каждому национальному проекту, который идет в этом году, в следующем и так далее. Но просто ещё раз хотел бы просто обратить внимание, коллеги, конечно, это цифры, которые идут из федерального бюджета непосредственно дополнительно на национальные проекты.

 Володин: 

– Андрей Михайлович, правильно я понимаю, что в этом году регионы должны получить в рамках реализации национальных проектов и также это те средства, которые будут направлены на федеральные программы, 1,9 триллиона рублей? 1,7.

Макаров:  

– 1,7. В следующем году — 1,9.

После этого Володин в очередной раз обратился к Орешкину: 

– Из этих 1,7 триллиона какой объём на сегодняшний день доведен ГРБС, доведен до регионов и по какому уже объему средств состоялись торги, Максим Станиславович?

Орешкин: 

– Последняя статистика есть только у Министерства финансов.

Володин:  

– В процентном соотношении можно, сколько, всё-таки, вот средств получено?

Орешкин:

– Соглашения были заключены со всеми регионами,  средства до конкретной стройки, до конкретного исполнителя ещё не дошли.

Слово попросил Жириновский (ЛДПР):

– Я вынужден тоже вмешаться,  и я люблю лаконичность. Это называется одним словом - саботаж. При Сталине в эти министерства направили комиссаров, при Брежневе представителей Комитета государственной безопасности. Может быть, нам найти какую-то формулу контроля более действенного. Действительно, все деньги доходят поздно: в апреле, в мае, в июне, а потом снова зима и так далее, и вот это всё. Потом мы слышим, что тысячи поручений президента не выполнены. Если деньги до сих пор не направлены или не выделены, или на местах тоже спят, не начали работать, тогда, может быть, сделать конкретное предложение по кадровым резервам.  Кто не хочет работать, пусть уйдет в сторону. 

Итоги обсуждения подвел Володин:

–  У нас с вами тема «О приоритетах социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу и о ходе реализации национальных проектов». Конечно, нам необходимо строить разговор совершенно конкретный, исходя из задач, выполнения национальных проектов помесячно. Мы сегодня с вами обсуждаем этот вопрос, когда уже идет март-месяц, и поэтому, Максим Станиславович, если у нас разговор получится, и мы сможем, действительно, конкретно обсудить эти вопросы с содержательной точки зрения, давайте мы перейдем вот к такому разговору, потому что лучше обозначьте проблемы. Если только сегодня средства ещё не доведены, это значит, вот исходя из опыта предыдущих лет, они придут в регионы не раньше июля. Дальше будут проводиться конкурсы, эти конкурсы закончатся не раньше сентября. Затем начнется очковтирательство: спешка, штурмовщина, невведённые объекты будут думать как вводить. Эффективность реализации национальных проектов будет сведена до минимума. Мы не можем себе этого позволить. Давайте мы тоже, коллеги, перестроим нашу работу, заслушивание министров переведем из формальной плоскости в плоскость KPI, в плоскость достижения конкретных результатов…

Коллеги, если мы не готовы к такому разговору, нам лучше перенести рассмотрение этого вопроса.  …Возможно, лучше нам перенести "правительственный час", вам встретиться с фракциями, обсудить эти вопросы дополнительно, затем прийти и нам предложить варианты действительно развития, что нужно, для того чтобы нам выйти на рост, который обеспечит в 2021-м 3 процента, но это явно не должно быть снижение в этом году.  Коллеги, сегодня такие ресурсы, которые направлены президентом в рамках реализации национальных проектов, беспрецедентны, никогда этого не было: 1,7 триллиона в этом году, 1,9 - на будущий год. Но если у нас с вами заканчивается первый квартал, а ещё только договорные отношения заключены и средства, мы говорим, около 10 процентов, а это значит, практически не направлены, о чём мы говорим?  (Аплодисменты.)

 Орешкин:  

– Сегодня я полностью готов к разговору по малому и среднему предпринимательству, я думаю, что эту дискуссию можно сегодня провести.

 Володин: 

– Максим Станиславович, ну, у вас выступление в парламенте один раз в год, сводить его к выступлению обсуждения вопроса чисто в разрезе малого и среднего бизнеса будет неправильно, потому что, всё-таки, Министерство экономического развития отвечает за рост экономики в стране. (Аплодисменты.)…

Максим Станиславович, может быть всё-таки, вот исходя из того, что есть ожидание: вы нам расскажите целеполагание в рамках развития экономики, что необходимо для того, чтобы рост обеспечить более быстрыми темпами, что нам необходимо сделать в рамках реализации нацпроектов?  Мы с вами определились бы с датой дополнительно, подготовились и вышли с решениями, всё иное — это получится трата времени. При этом нам и самим нужно будет подготовиться к разговору совершенно иного содержания. Максим Станиславович, когда нам можно было бы, может быть, это в конце марта, в начале апреля мы специально время выделим для того, чтобы нам этот разговор продолжить в рамках повестки о приоритетах социально-экономического развития Российской Федерации и о ходе реализации национальных проектов - вот тема, она заявлена, а дальше уже ее берете и на разделы разбиваете. Но при этом нам хотелось бы узнать, как будет развиваться экономика, на какие темпы выйдем, что делает для этого Министерство экономики, чем помочь и, соответственно, когда средства в рамках национальных проектов и госпрограмм будут доведены до регионов? Когда мы можем с вами вновь об этом поговорить? Пожалуйста.

Орешкин: 

– Обозначенные сроки: конец марта начало апреля более чем устраивают.

Володин: 

– Предлагается принять решение перенести данный «правительственный час» с повесткой, которая уже озвучена, министр поддерживает, на конец марта, начало апреля с датой определимся с профильным комитетом. Коллеги, пожалуйста, мнение фракции.

 Кашин (КПРФ):

– Мы полностью поддерживаем.

Жириновский (ЛДПР): 

– Абсолютно правильное решение. Министр все должен знать, это главное должностное лицо, он все должен знать по своей отрасли. Другое дело отрасль непонятная, у министерства нет никаких властных полномочий, они чем вообще занимаются? Это Госплан наш, что это такое, Госснаб? Минфин - это деньги, Минпрос - это школы. А Минэкономика? Возможно, все функции не очень четко определены. И нам это нужно чаще практиковать, Вячеслав Викторович, если министр, не удовлетворяет его выступление, то переносите всё. Что мы жалеем? … Впервые за 30 лет парламент отказался слушать министра, и нашелся депутат, который говорит: «Нет, пускай министр подготовится».

Неверов( ЕР) от имени фракции: 

– Я поддерживаю полностью и мои коллеги, я думаю, тоже меня поддержат в том, что нам необходимо перенести «правительственный час» и рассмотреть его в более широком формате.

 Володин:  

– Совершенно очевидно, реализация Послания Президента требует более ответственного подхода и более конкретного разговора. Коллеги, давайте из этого исходить. Это и нас ко многому обязывает. Мы сейчас просим, чтобы такой разговор состоялся, Максима Станиславовича.

Анна Козырева,
портовый город Москва,
Государственная Дума.

 




Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
В синее поле введите "2015" без кавычек.


Материалы рубрики
Мы привыкли сообщать о том, что дальневосточные пограничники в море или, в крайнем случае, на побережье, с риском для жизни ловят оголтелых браконьеров.
Сухогруз спешил на помощь стоящему на якоре без хода пассажирскому лайнеру и почти достиг цели.
Руководство Международной федерации транспортных работников (Transport Workers’ Federation) с резкими упрёками обратилось к глобальному руководству крупнейшего в мире оператора контейнерных терминалов – Hutchison Port Holdings Limited.
Контейнеровозы Maersk Triple E-класса представляют собой семейство очень больших контейнеровозов – вместимостью более 18 000 TEU . Предлагаем читателям «В окияне-море» пресс-релиз, опубликованный сегодня на сайте датской компании.
Паром Eagle (Roll-on/roll-off passenger ferry) на 750 пассажиров и 200 автомобилей был построен на верфи Dubigeon Normandie в Нанте, Франция, по заказу P&O Cruises и в 1971 году передан General Steam Navigation в Лондоне (Великобритания). Теперь он называется «Князь Владимир», принадлежит ООО «Черноморские круизы» и управляется этой же компанией.
121304 г.Москва, ул.Большая Бронная, д.23, стр.1. Телефон: + 7 (495) 972-30-40; факс: + 7 (495) 972-31-41; +7 926 378-28-38;e-mail: vs@publicsea.ru
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ИА № ФС77-41692 от 30 августа 2010 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).