Говорят, они начнутся прямо с грядущего понедельника.

Внутренние водные пути
О влиянии двадцать восьмого элемента таблицы Менделеева на судоходство по Енисею и каналу Грибоедова в Санкт-Петербурге
06.07.2010
ОТ РЕДАКЦИИ. Двадцать восьмой элемент таблицы Менделеева — это никель. Чиновники, которых берут за живое публикации в прессе, часто говорят, поскрипывая зубами: не обобщайте, господа журналисты! Поэтому мы и сузились, и конкретизировались до последней степени — до одного-единственного химического элемента.
«Люди с мест», сибиряки, наши друзья, советовали нам: «Куда вы супротив Норильского никеля? На нём сидит весь бюджет Красноярского края и все краевые чиновники!»
Приводим это обобщение лишь по одной причине: у нас на него есть убедительный ответ. Он в тексте статьи.
Но хотим посоветовать некоторым (отдельным) господам судейским, а также прокурорским: не зарывайтесь, господа. Делайте ваши потусторонние дела аккуратнее.
И совет уже не для чиновников, а для наших читателей.
Как-то раз, в благополучные двухтысячные годы, в газете «Правда» перед самой сдачей номера обратили внимание на заголовок вверху первой полосы: «Меньше надо воровать» (есть в редакции — прим. «В окияне-море»). И ужаснулись. Газета «Правда» советует своим читателям воровать! Хоть, и меньше... Пошли даже на задержку номера, но заменили эти слова на нормальное, с человеческой точки зрения, утверждение, что воровать, вообще, нельзя.
А теперь о влиянии...
 

Ты чей, капитан?

По некоторым данным, Дудинка - самый северный город в мире. Центр Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района в Красноярском крае, расположенный за Северным полярным кругом, на правом берегу Енисея, в 2000 километров к северу от Красноярска.

Для тех, кто возил грузы по Северному морскому пути, Дудинка — это легенда. Но, прежде всего, — порт, куда доставляются еда и топливо на зиму для жителей Сибири. Навигация здесь круглогодичная. Глубины на подходных фарватерах и акватории порта позволяют принимать крупнотоннажные морские суда.

А уже из Дудинки грузы речным транспортом развозятся вверх по Енисею, по притокам... Вода в Сибири — часто, единственная дорога, по которой можно доставить груз.

И вот, в прошлом году здесь появился новый капитан. Надо заметить, что Дудинка была и остаётся ведомственным портом, построенным в незапамятные времена для обеспечения нужд Норильского горно-металлургического комбината. Могли ли назначить капитана такого порта без согласования с Норникелем?..

Новый капитан, его фамилия Шандуро, из 32 причалов протяжённостью больше четырёх километров, первым делом, заметил  три. Один — принадлежащий  Норникелю причал спецгрузов. Сюда подвозят и здесь разгружают взрывчатку для горных работ. Два других — принадлежащие сторонним организациям, закрытому акционерному обществу «ЕнисейТрансФлот» и обществу с ограниченной ответственностью «Электра».

Посторонние причалы — не новички в Дудинке. Тот, что принадлежит «Электре», отработал уже больше десяти лет. Тот, что «ЕнисейТрансФлоту», —  почти пятьдесят. Он вдвое старше причала спецгрузов.

В наши дни обе  организации, по факту, конкурируют с транспортным подразделением Норильского никеля. У них цены на перевозку грузов раза в два ниже, чем комбинатские.

Кстати, «Электра» свой причал строила собственными руками, и недавно его закрыли, сославшись на отсутствие кое-каких документов. Это отдельная история и отдельный повод для честного прокурорского реагирования. Не хочется обобщать, но, справедливости ради,  приходится заметить, что прокурорское реагирование, как показывает правоприменительная практика, может быть и бесчестным. 

Порт Дудинка  устроен таким образом, что река Дудинка является частью его акватории. Капитан Шандуро увидел, что все суда, кроме маломерных, которые идут по реке мимо причала спецгрузов к причалам «ЕнисейТрансФлота» и «Электры», очень и очень серьёзно угрожают безопасности судоходства  в порту. Потом, в ходе судебных заседаний, представители Норникеля и сам капитан будут разъяснять, о какой опасности идёт речь:
-Вы представляете, что будет, если гружёное судно на полном ходу врежется в причал спецгрузов?! Рванёт так, что вам Чернобыль курортом покажется!

И если в предыдущие два с лишним десятилетия никто из капитанов порта Дудинка не замечал вопиющую опасность — это проблемы их совести. Капитан Шандуро издал распоряжение №7 от 01 марта 2009 года. И запретил транзитный проход всех судов, за исключением маломерных, в районе причала спецгрузов. Временно! 

Приводим условия  возобновления судоходства в редакции капитана Шандуро: «...до создания службы движения, включающую в себя  установку береговых РЛС и укомплектованием специалистами,  отвечающих за организацию и технический контроль за движением судов на реке Дудинка». 

Странное какое-то распоряжение. Ни в одном  бюджете не заложены и не планируются средства на создание «службы движения», или, если корректно выражаться, службы управления движением судов в порту Дудинка. Это чистая выдумка Шандуро.

Но давайте поверим капитану порта, что он обнаружил, действительно, серьёзную опасность, угрожающую с воды и порту, и жителям Дудинки. Опасность состоит в том, что судно, у руля которого стоит не опытный судоводитель, может выйти за границы фарватера и навалить на причал спецгрузов. 

Никакой другой опасности, например, террористической, для причала спецгрузов с воды нет. Потому что распоряжением №7  разрешается движение маломерных судов. А катер террористов, набитый взрывчаткой, опасен не меньше, чем крупнотоннажное судно.       

Всё это означает, что капитан Шандуро нашёл у себя в порту район,  где обязательна лоцманская проводка судов. Он сам и должен был потребовать  от судоводителей брать лоцмана при прохождении опасного участка — мимо причала спецгрузов. И обеспечить безопасность судоходства с помощью имеющейся у него в порту лоцманской службы.

Но вместо того, чтобы просто дать лоцмана, Шандуро принял экстраординарные меры: закрыл судоходство по реке Дудинка накануне навигации!..

Нет, осмысление постановления №7, наверное, следует искать в науке химии. Известно ведь, что есть вещества, могущие изменять ход процессов вокруг себя. Например, ускорять или замедлять реакции. Такие  вещества называются, соответственно, катализаторами и ингибиторами.

Остаётся предположить, что химический элемент никель или, по крайней мере, большие его скопления обладают не изученной пока способностью влиять на процесс судоходства по рекам.  Механизм передачи никель-влияния также пока не ясен. Может быть, это происходит через атмосферу — типа,  «ветром надуло». Или выпадает в реки  вместе с дождём — по  пятницам.  Или  реализуется  посредством  подводной  никелеризации капитанов портов.

Всяко может быть. Потому что явление новое, уникальное. Такого, как в Дудинке, нигде в системе Росморречфлота ещё не случалось.


Суда и суды

Есть две новости, плохая и хорошая. Хорошая состоит в том, что я без проблем нашёл в Красноярском крае чиновников, точно, не купленных Норникелем. Минимум, человек пятьдесят. Это Арбитражный суд Красноярского края.

В отличие от нас с вами, этот суд не пытался поверить, что капитан Шандуро, действительно, обнаружил опасность в судоходстве мимо причала спецгрузов. И 14 июля 2009 года постановил считать распоряжение №7 недействующим, поскольку оно незаконное.

Объективно, этот вердикт Красноярского арбитража работает против Норильского никеля. И мне известен единственный случай, когда платят за  решение суда, направленное против самих себя. Так делает правительство Австралии. Если тамошние экологи подают в суд на правительство и выигрывают дело, все издержки покрываются выплатами из австралийского бюджета.

Плохая новость: некоторые (отдельные) чиновники, работающие в Красноярском крае (и только в Красноярском) уверовали в свою безнаказанность. Они знают, что законодательство Российской Федерации не приспособлено наказывать российских чиновников за их действия.

Если  кого-то обидела бумага, созданная чиновником в тиши своего кабинета, то, пожалуйста, обиженный может обратиться в суд. Даже выиграть его. Но чиновнику за изготовление незаконного документа не грозит ничего. Назавтра он может легко издать другой, такой же.

К слову сказать, этой особенностью российского законодательства активно пользуются рейдеры, у которых с некоторыми (отдельными) правоохранительными органами налажены крепкие производственные связи.

Рейдеры выбирают жертву и возбуждают против неё какое-нибудь уголовное дело. Например, что владелец крупного предприятия украл на оптовом рынке сто мужских трусов.

Когда одно дело развалится в суде, на жертву заведут новое. За то, что он в пьяном виде на своём автомобиле «бентли» протаранил ледокол. Что у него нет автомобиля «бентли», что в момент инкриминируемого преступления объект рейдерского интереса находился в Экваториальной Гвинее, не имеет значения. После того, как дело развалится в суде, милицейскому чиновнику, возбудившему уголовное дело, ничего не будет. А заплатят ему за  «работу» преотлично.

Похоже, что  уловки рейдеров взяли на вооружение некоторые  (отдельные) красноярские граждане и организации.

14 июля Красноярский краевой арбитраж признал распоряжение №7 недействующим, а 15 июля капитан порта Дудинка Шандуро выпустил распоряжение №11, которым опять запретил транзит судов мимо причала спецгрузов к причалам конкурентов Норникеля.



А потом к вопросам судоходства по рекам подключился Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа — кассационная инстанция. Подключился в том смысле, что последовательно отменял постановления Красноярского арбитражного суда. Соглашался, что распоряжения капитана порта Дудинка, как седьмое, так и одиннадцатое, незаконны. Но находил в действиях первой судебной инстанции формальные моменты, которые признавал существенными, и возвращал дело на повторное рассмотрение.

В итоге, и в прошлом году, и в этом к началу навигации какое-нибудь распоряжение капитана порта Шандуро оказывалось действующим. И проход судов к причалам конкурентов Норникеля запрещался.

То есть, объективно, постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа работали в пользу Норникеля.

Для Квалификационной коллегии судей может оказаться важной одна деталь. Рассмотрения дел по распоряжениям капитана порта Дудинка в  Восточно-Сибирском окружном арбитраже всегда проходили под председательством одного и того же судьи — г-на Орлова.  Даже если жалобу принимал другой судья, она, всё равно, каким-то образом попадала к Орлову.

29 июня сего года, отменяя постановление Красноярского краевого арбитража о признании распоряжения Шандуро №11 недействующим, судьи Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа под председательством Орлова вынесли решение и закончили судебный процесс.

И только после этого пригласили в заседание одну из сторон — истца, ООО «Электра».  Телеграмма — уведомление о времени и месте заседания — поступила к истцу сразу после окончания рассмотрения дела.

А вот и прокурорское реагирование

Красноярские судьи учли все «существенные» замечания Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа и провели повторное рассмотрение дел по распоряжениям Шандуро №7 и №11. Пришли к тому же самому выводу: распоряжения незаконные.

Теперь, объективно, соблюсти интересы Норникеля можно было только одним путём — отменить вердикты Красноярского краевого арбитража совсем.
Восточно-Сибирский окружной арбитраж именно это и сделал. 8 апреля отменил решение красноярцев по седьмому распоряжению, а 29 июня — по одиннадцатому.  Но как великолепно оформлена отмена!

Решение, которое приняла 29 июня возглавляемая Орловым судейская бригада, сегодня выставлено на всеобщее обозрение.

Так же, как и 8 апреля, председательствующий А.В.Орлов и его коллеги увидели, что ЗАО «ЕнисейТрансФлот» и ООО«Электра» — не  надлежащая сторона в процессе. Что две эти организации, вообще, не имели права подавать иск, поскольку их интересы не нарушены.

Да, да! Не нарушены!

Потому что река Дудинка не включена  в Перечень внутренних водных путей, утверждённый Постановлением Правительства РФ от 19.12.2002 г. №1800-р. Следовательно, не является судоходной.

И это последнее утверждение — святая правда. Процентов восемьдесят рек Красноярского края, в том числе, Дудинка, не включены в перечень и, следовательно, не являются судоходными. Сам Енисей, протяжённость которого примерно четыре с половиной тысячи километров, признаётся внутренним водным путём только наполовину, до острова Медвежий.

Так же обстоят дела, скажем, в Санкт-Петербурге. Быть внутренним водным путём — это значит иметь гарантированные габариты судовых ходов, навигационно-гидрографическое обеспечение условий плавания, судоходные гидротехнические сооружения, наконец.
Поэтому внутренними водными путями северной столицы являются только Нева и четыре ее притока. Реки  Охта, Екатерингофка, Фонтанка, Мойка, каналы Грибоедова и Крюкова в перечень не включены.

Однако и по каналу Грибоедова, и по Фонтанке, а также по всему Енисею, Игарке, Дудинке и прочим бесправным водным непутям России ходили и ходят маломерные и большие, транспортные суда. По крайней мере, в течение последних лет пятидесяти-шестидесяти.

Хуже того, реализация программы развития экономики Красноярского края на ближайшую перспективу предполагает двукратное увеличение перевозок грузов именно речным транспортом. В абсолютных цифрах – до 1 миллиона тонн песчано-гравийной смеси, до 1 миллиона тонн оборудования и стройматериалов для обустройства нефтяных месторождений, до 200 тысяч тонн угля и так далее. 

Как расценить эту коллизию закона и реальности?  Если принять за основу позицию Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, то — как федеральное головотяпство.

Все внутренние водные пути находятся в собственности Российской Федерации. Обустройство рек, законодательно пригодных для судоходства,  финансируется из государственного бюджета. И, согласно данным Министерства транспорта, в прошлом году финансирование  сократили на 14,4 процента. В текущем году  тенденция сохраняется.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа как бы сказал федеральным властям:  в едином государстве не может федеральная десница сокращать расходы на обустройство внутренних водных путей на 14 процентов, а региональная шуйца — планировать увеличение перевозок по этим путям в два раза. Раз уж вы, господа федеральные управленцы, являетесь собственниками внутренних водных путей, то сперва обустройте реки, а потом возите по ним грузы.

Эту блестящую, со всех сторон защищённую позицию  окружного арбитража полностью поддерживает прокуратура Красноярского края. По её мнению, позиция Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа абсолютно правильная и её надо проводить в жизнь.

То есть: на несудоходной реке Дудинке нет и не может быть никаких причалов и пароходов, принадлежащих ЗАО «ЕнисейТрансФлот» и ООО«Электра». Поэтому нет и не может быть нарушения их интересов. И самих этих неправильных истцов тоже может не быть.

А на Енисее?..

Антикоррупционный прогноз

Очень интересный вопрос: с какой целью Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа силами избранной коллегии судей устроил череду отмен судебных решений Арбитражного суда Красноярского края?

Первая цель понятна: защитить закон от неправомерных решений суда первой инстанции. А ещё?.. Может ли быть какая-нибудь иная цель, продиктованная, например, желанием решать всё в пользу Норникеля? И откуда могло бы взяться такое желание, пусть даже окружной арбитраж базируется не в Красноярске, а в Иркутске?

Приходится задаваться подобными вопросами, поскольку некоторые странности в работе тех, кто, объективно, отстаивает интересы Норникеля, слишком очевидны.

Принять судебное решение по жалобе, и лишь  затем пригласить истца в заседание — это каково? Это из ряда вон выходящее нарушение законности! Вызов юриспруденции.  Рассказать президенту Медведеву — он, как юрист, не поверит, что российская судебная система могла до такого дойти.

Кажется, я обобщаю?.. Тогда вернёмся к нашим баранам. Насколько мне известно, и судья Орлов, и коллеги, работавшие с ним 29 июня, — опытные специалисты. Даже подумать, что они допустили такой просчёт по незнанию, не возможно.

Упорство капитана порта Дудинка  В.Ф.Шандуро с его серийными запретами на проход судов конкурентов мимо причала спецгрузов, принадлежащего Норникелю, тоже не выглядит случайностью.

На все вопросы ответит ближайшее будущее. И как всякое будущее, оно многовариантно.

Предположим, что Высший арбитражный суд отменит вердикт  Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа насчёт запрета судоходства  по рекам, не включённым в перечень  внутренних водных путей. ЗАО «ЕнисейТрансФлот» и ООО«Электра» готовят соответствующую жалобу.

Если после этого судья Орлов уволится с работы, разобьёт палатку около Кремля и объявит голодовку до тех пор, пока судоходную реальность не приведут в соответствие с Водным кодексом Российской Федерации, значит, цель защитить закон была у него единственной.

Если же ВАС оставит вердикт окружного арбитража в силе, а движение судов по всем несудоходным рекам, кроме Дудинки,  продолжится, то чей-то коррупционный расчёт, можно сказать, оправдался. ЗАО «ЕнисейТрансФлот» и ООО «Электра» обанкротятся, их причалы достанутся транспортному подразделению Норникеля, а капитан порта Шандуро издаст распоряжение, разрешающее проход любых судов мимо причала спецгрузов.

Но возможны и третьи пути развития событий. По-моему, судьи Восточно-Сибирского окружного арбитража перестарались. Своими юридическими изысканиями, игнорирующими реальность, они поставили в безвыходное положение Министерство транспорта России. И Минтранс, точно, не будет их союзником при рассмотрении дела в Высшем арбитражном суде.

Не грех спросить также у Федеральной антимонопольной службы: почему управление ФАС по Красноярскому краю до сих пор ничего не предпринимает?  Да, специалисты  управления провели заседание по поводу происходящего в Дудинке. И сочли, что им, антимонопольщикам, тут делать нечего, потому что Арбитражный суд Красноярского края уже всё сказал.

Забавная позиция. Так они скоро и свою зарплату станут перечислять  в Красноярский краевой арбитраж.

 Опять, что ли, никель-влияние?


                                                   Пётр Семагин,
                                                       порт Дудинка — Москва.





Материалы рубрики
Теплоход «Таймыр», судовладелец ООО «Линда Шиппинг», порт приписки Нижний Новгород, вёз по Ладоге щебень, 2500 тонн.
Как мы и обещали нашим читателям, публикацию «Западно-Сибирская транспортная прокуратура ослепла. И заявила об этом письменно.» от 14.09.2010 (рубрика «Новости») «В окияне-море» направил в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. И вот, пришёл ответ за подписью помощника Генерального прокурора Натальи Владимировны Ростовцевой.
ОТ РЕДАКЦИИ. Двадцать восьмой элемент таблицы Менделеева — это никель. Чиновники, которых берут за живое публикации в прессе, часто говорят, поскрипывая зубами: не обобщайте, господа журналисты! Поэтому мы и сузились, и конкретизировались до последней степени — до одного-единственного химического элемента.
«Люди с мест», сибиряки, наши друзья, советовали нам: «Куда вы супротив Норильского никеля? На нём сидит весь бюджет Красноярского края и все краевые чиновники!»
Приводим это обобщение лишь по одной причине: у нас на него есть убедительный ответ. Он в тексте статьи.
Но хотим посоветовать некоторым (отдельным) господам судейским, а также прокурорским: не зарывайтесь, господа. Делайте ваши потусторонние дела аккуратнее.
И совет уже не для чиновников, а для наших читателей.
Как-то раз, в благополучные двухтысячные годы, в газете «Правда» перед самой сдачей номера обратили внимание на заголовок вверху первой полосы: «Меньше надо воровать» (есть в редакции — прим. «В окияне-море»). И ужаснулись. Газета «Правда» советует своим читателям воровать! Хоть, и меньше... Пошли даже на задержку номера, но заменили эти слова на нормальное, с человеческой точки зрения, утверждение, что воровать, вообще, нельзя.
А теперь о влиянии...
- В ближайшие 10 лет ожидается списание подавляющей части речных судов, и без их адекватной замены прогнозируется стагнация речного транспорта, что не допустимо, с учётом его значения в перевозках массовых грузов для национальной экономики и внешней торговли, а также для жизнеобеспечения населения, предприятий и государственных организаций в районах Крайнего Севера ,- так считают участники рсширенного заседания Совета Ассоциации судоходных компаний, о котором «В окияне-море» сообщал в рубрике «Анонсы».
По данным пресс-службы компания «Волжское пароходство», в навигацию 2009 года грузовыми судами Волжского пароходства перевезено 4,5 млн. тонн грузов, что на 17% меньше уровня 2008 года.
Измерение сопротивления петли фаза-ноль проверка цепи фаза ноль измерение замер сопротивления.
121304 г.Москва, ул.Большая Бронная, д.23, стр.1. Телефон: + 7 (495) 972-30-40; факс: + 7 (495) 972-31-41; +7 926 378-28-38;e-mail: vs@publicsea.ru
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ИА № ФС77-41692 от 30 августа 2010 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).